НАВСТРЕЧУ ИЗWESTНОСТИ. ВТОРАЯ ПОПЫТКА

Похоже, что в жизни "Тандема" - одной из самых ярких групп Дальнего Востока - наметились перемены. Команда дала последний концерт на площадке BSB, отработала выступление на пятилетии радио "Новая волна" и уже начала паковать чемоданы в ожидании крестового похода на Запад.

Два года назад владивостокская группа уже пыталась покорить запад России: записала альбом на питерской студии "Добролет", потом свела его на "Мосфильме", но... Что-то не заладилось. "Тандем" вернулся домой, чтобы почти на два года уйти в очередной творческий поиск.

В итоге, вновь насладившись самодостаточной культурой тихоокеанского побережья, "Тандем" решил (впрочем, как и планировал) совершить еще одну попытку прорваться на российский шоу-рынок. До реализации решения в жизнь осталось совсем немного...

Удачи вам!

ОЛЕГ ЧУБЫКИН: "МЫ ЗАСЛУЖИВАЕМ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ИМЕЕМ"
- В каком возрасте ты начал писать музыку?

- Почти сразу, как только научился играть на гитаре, наверное, лет в 13. Конечно, я до этого пробовал кое-что сочинять, ну так...

- Каким образом это происходит?

- Раньше все было по-другому: мелодии сами приходили в голову, а иногда я долго общался с магнитофоном, наигрывал какие-то мелодии, потом все это прослушивал и пара рыбок попадалась. А сейчас надо написать песню - сажусь и пишу. Услышу какой-нибудь семпл и потом под это дело придумываю.

- Как к тебе приходит вдохновение?

- Как правило, после порции спагетти! А вообще-то музыка сама приходит, а над текстами я думаю, всячески его переписываю, переделываю. Наверное, это, как и у всех людей, зависит от каких-то эмоций, переживаний.

- Когда ты начал писать тексты?

- Ну, конечно, гораздо позже. Сначала на русском, на ужасном, а потом на английском под влиянием Паши Руминова, а затем опять на русском.

- Как можно писать песни на английском, ты же на нем не думаешь?

- Берешь несколько английских слов, желательно самых простых, например, Rain, Rain, затем go away. На самом деле можно и думать на английском, если попросить себя об этом. А вообще я таким образом выучил английский, ну, конечно, не совсем таким, тут еще и группа Beatles помогла. И на английском, кстати, писать гораздо легче. Во-первых, как бы ты закрыт для слушателя и почти никто не понимает, о чем ты поешь, а во-вторых, язык не родной, поэтому слова более оторваны от жизни, поэтому легче написать текст какой-нибудь странный и заумный, тут намного проще именно по мелодике.

- Пишешь ли ты песни про себя?

- Да, конечно. 99 процентов моих песен про меня. Конечно же, есть пара песен, в которых я придумал какой-то образ и написал песню об этом человеке. К примеру, у меня как-то возникла идея написать песню про клерка, который едет с работы домой, но ему ужасно не хочется ехать в метро. Я никогда не был клерком и в метро езжу редко, поэтому песня не про меня.

- Ты можешь привести в пример какую-нибудь песню про себя?

- Если честно, то песни не всегда стопроцентно именно про меня или про каких-то определенных людей. Как правило, это не один какой-то адресат, потому что строчки приходят в разное время. Вот, например, в песне "Сок и слезы" два персонажа абсолютно разных: один куплет об одних переживаниях, а второй - об абсолютно другой ситуации.

- Что для тебя значит песня "Иногда не быть"?

- Что все иллюзии, будь ты святой или совсем ужасный человек, все равно заканчиваются одним и тем же, то есть ничем.

- О чем большинство твоих песен?

- Теперь о любви, раньше были о нелюбви, что в принципе то же самое. Песни, в первую очередь, о моем восприятии мира. Да, они, наверное, очень индивидуальны. Я люблю, когда в песнях нет какой-то определенной логики, но есть эмоции. Я не пишу песни с какой-то определенной задачей.

- По-твоему, у тебя большинство веселых песен или грустных?

- Наверное, все-таки грустных песен больше. У меня вообще как бы положительные эмоции желания писать песни не вызывают. Хотя сейчас появилось несколько песен веселых, мне просто нравится лирика, баллады. Я не очень люблю тяжелую музыку или веселый панк, мне ближе песни о несчастной любви. Почти все песни я написал не во Владивостоке, я не знаю почему. Ну, конечно, в последнее время я во Владивостоке стал писать, так как все время провожу здесь, но, как правило, старые песни с "Вибратора" и для Pitchfork for Silence написаны в Арсеньеве. Я приезжал домой, проводил там какое-то время и писал песни.

- Какие ощущения ты испытываешь на сцене?

- Это зависит от того, какой концерт и где проходит. Мне нравится играть в клубе, потому что там домашняя атмосфера. Например, последний концерт мне показался очень семейным, то есть люди пришли, как будто в оперу, все было без фанатизма, но приятно. А бывают концерты, когда люди сходят с ума. Я не знаю, от чего это зависит. А мои внутренние ощущения... Раньше мне было приятнее играть, это, наверное, происходит от того, что мы много времени уделяем студийной работе и концертный репертуар долго не менялся, и это надоедает, потому что нет ощущения новизны.

- Тебя не беспокоит количество людей, приходящих на концерты?

- Как правило, люди приходят и получают положительные эмоции, не обязательно, что люди сходят с ума и так далее. Просто хорошая камерная музыка, пусть там нет истерики, да меня это, впрочем, и не беспокоит, мне не нравится истерическая обстановка - это истощает.

- Какой стиль музыки ты считаешь наиболее популярным?

- Хип-хоп, это просто бесспорно! Я давно ощущаю мощное влияние хип-хопа. Вся новая программа сделана под влиянием и законам хип-хопа. Но старые привязанности никуда не исчезли.

- Что должно случиться, чтобы вы выпустили альбом?

- Я даже не знаю. Наверное, интерес московского лейбла. Я не знаю. Мне трудно ответить на этот вопрос. Люди не покупают компакт-диски, от этого тоже многое зависит. В России не сделаешь деньги на этом. Конечно, хотелось бы представить свою музыку...

- Твоя любимая песня группы ТАНДЕМ?

- Она постоянно меняется, наверное, та, которая была записана последняя. Из старых песен я, конечно, люблю Rain, "Потерянная песня".

- Мог бы ты ради денег отказаться от творчества?

- Выбирая между офигенными заработками, меня больше интересует музыка. Лучше я буду зарабатывать мало, не буду суперкрутым, но буду заниматься музыкой.

- Мог бы ты ради любви отказаться от музыки?

- Для меня музыка важнее любви!

- Хотел бы ты, чтобы группа была популярна?

- Я считаю, что мы заслуживаем больше, чем имеем сейчас. Мы одна из лучших групп страны. Как бы это громко не звучало, но я не вижу равных себе мелодистов. Я уверен на сто процентов, что местная сцена намного интересней российской... Может, наше время еще не пришло.

- Поменяли бы вы свою музыку ради популярности?

- Музыка меняется не из-за каких-то поп-соображений, хотя последние записи более доступны публике, потому что в них стало меньше амбиций. Я считаю "Вибратор" более депрессивным для восприятия.

- Ставишь ли ты перед собой какие-нибудь цели в жизни?

- Да нет, в принципе. Ну, я бы хотел иметь свою студию, выпускать пластинки, снимать клипы и не думать о том, что будет завтра. Мне хотелось бы заниматься музыкой на уровне...

САША ИВАНОВ: "Я ЗНАЮ, ЧТО Я - ВЕЛИКИЙ КОМПОЗИТОР"
- Как у тебя появилась гитара?

- Не помню. Купили, и с тех пор она у меня.

- Как ты научился играть на гитаре?

- Руками. Появилась гитара - я и научился. Подбирал музыку сам, слушал кассетки там всякие с песнями чужими. Я до сих пор еще не умею играть на гитаре...

- Это трудно было или нет?

- Нет, смотря что вы хотите. На моем уровне это достаточно хорошо, хотя хотелось бы лучше... гораздо. Я не соло-гитарист, мне нужно еще петь при этом.

- В каком возрасте ты начал писать песни?

- По-моему, в 14 лет. Музыка так или иначе всегда была со мной: отец - музыкант, маманька - танцовщица, так что творческого процесса в жизни хватало. Первую песню написал без чего-либо, напел ее на магнитофон, записал и сделал из нее песню. Она есть на первом нашем альбоме, называется Halting in the mirages (если это кому-то о чем-то говорит).

- Пишешь ли ты песни о себе?

- Песни про Сашу Иванова? Так или иначе песни завуалированы исключительно моими эмоциями. Бывает очень трудно написать абстрагированно, от чьего-либо имени, или поэтически невозможно. Эмоции, как правило, тоже такие неосязаемые, неконкретные: либо хорошее настроение, либо плохое... Со временем научился как бы пользоваться какими-то своими навыками, есть какой-то опыт определенный. Раньше я писал песни (по 10 в день), чтобы просто набить руку. Иногда получается написать просто так, с бухты-барахты, без какого-либо настроения. Опять же настроение - это такая вещь, что это может быть чем угодно: чихнул, знаете, так весело и сразу написал песню про чих и настроение.

- Что ты чувствуешь, когда выходишь на сцену?

- Смотрю в зал и говорю: "Откуда все вот эти?!" Выхожу, как правило, с одной целью: просто за наркотиком, наркотиком под названием "адреналин"! Очень нравится мне на сцене, особенно если есть реакция зала, учитывая, что я на сцене уже лет семь и по опыту знаю, что народ не застаивается где-то по краям у стенок, а начинает прыгать, бегать, ну и, соответственно, у меня поднимается настроение... В общем, я выхожу ради одной вещи - ради спортивного интереса: мне нравится попотеть, мне нравиться поорать...

- Что тебя вдохновляет к творчеству?

- Бабки! Девки! Пиво! Нищенское существование - хочется с этим уже покончить! Ну и еще свой талант, совсем относительно. Раньше, конечно, какие-то сексуальные импульсы присутствовали. Я не знаю, что такое вдохновение, и к этому отношусь как к механическому процессу. Когда тебе чего-то в жизни не хватает, ты можешь сам довести себя до такого состояния, когда все твои психологические, нервные импульсы воспрянут наилучшим образом.

- Как ты этого добиваешься?

- Это как бы физический процесс. Пользуюсь какими-то наработками, какими-то навыками, умением уловить мелодику текста иногда пишу текст. Умение так или иначе свое настроение, хорошее или плохое, преобразовать в мелодию - это чисто механический процесс. Я к нему сразу подходил не как человек творческий.

- То есть ты считаешь, что музыку может писать любой человек?

- Ну почему! Должны же быть какие-то навыки. Мой настрой на музыку был всегда не определен. Музыка присутствовала со мной всегда, я всегда ходил на концерты с отцом и просто слушал музыку дома. Ну, приходилось осмыслять, почему это хорошо, а это плохо, так или иначе все это, конечно, я не понял, но какие-то такие ощущения сохранились, почему должно быть именно так, а не иначе. Все это, конечно, объяснить невозможно. Но есть внутри механизм, который позволяет это понять. Самое главное достоинство, я считаю, у себя - научиться отсеивать шлак. Шлака в голове всегда бывает много, то есть мелодий в голове миллион всяких разных, просто одни умеют выбирать нужное, самое ценное, а другие совершенно не умеют. В этом заключается , на мой взгляд, талант. Гении - как бы те люди, у которых шлака не бывает. Сейчас уже нет гениев, так как нет общих стандартов. Гением можно назвать любого человека, который занимается чем-то в своей области, которую сам для себя придумал.

- Что такое музыка сейчас?

- Музыка - это все: от стуканья головой об стену, записанного на пленку, до записей симфонического оркестра. Гениям все дается легко, непринужденно, они не прикладывают никаких усилий, а талант - это феномен труда. Вот я - ТАЛАНТ! Иногда все происходит спонтанно, а иногда приходится попотеть, это уже вопрос, связанный с опытом. Иногда за счет опыта мне удается написать песню за 5 минут.

- Могли бы вы отказаться от музыки ради денег?

- Я считаю, что музыка для меня - это прямой путь, поэтому как я могу отказаться от нее?! Может быть, когда я заработаю много денег, я перестану писать музыку, но сейчас это для меня важнее.

- Хотели бы вы быть популярной группой?

- Популярность - это банальная вещь. Главное - это то, что человек о себе думает. Я знаю, что я великий композитор, и мне этого достаточно. С другой стороны, хочется доказать не то, что ты лучший, а то, что другие хуже, хотя на самом деле так оно и есть. Я хочу доказать всем, что музыка - это не то, чем зарабатывают на жизнь, а то, чему отдаются и что потом приносит тебе всяческое удовлетворение - и моральное, и психологическое, и какое угодно.

- Что должно случиться, чтобы вы выпустили альбом?

- Понимаете, Владивосток - это большая банка, чтобы что-то из нее развилось, ее нужно как минимум открыть, чтобы в ней ничего не квасилось, не прокисало и не обрастало плесенью. И в самом идеальном варианте ее нужно не только откупорить, но и покинуть. Смешно, что в нашем городе выпускают альбомы, здесь их выпускают уже давно, но это не дает возможности группе дальше развиваться, кроме как на уровне города. Здесь нет ничего: нет рынка, нет спроса. Тут одни и те же люди, которые наслаждаются твоей музыкой каждый день и пресыщаются ей на второй-третий. Публики должно быть много, и пространства для воплощения своих творческих планов тоже должно быть много. Проблема в закупоренности.

- Когда вы покинете Владивосток, что вы будете делать?

- Можно подметать в Москве улицы, их там много, мыть посуду, там тоже много грязной посуды... Что мы будем делать? То же самое, что и здесь - ничего.

- И чем это будет отличаться от Владивостока?

- Тем, что мы будем ближе и к нам будут ближе. Это большой плюс. Москвичи бесятся с жиру, они все лентяи, им ничего не нужно, они родились уже в каше манной и в ней купаются. А нам для того, чтобы хоть что-то обрести в этой жизни, нужно кучу денег потратить на переезд, затем все это осмыслить и так далее и тому подобное. Москва нас ждет, она никуда не денется, всех в итоге подомнем, с Москвы начнем и всем миром кончим!

- Каким ты был в школе?

- В школе было скучно: я был "гадким утенком", скромным мальчиком, который был хорошистом, абсолютным пофигистом, на все плевал и, кроме уроков рисования и музыки, его больше ничего не интересовало.

- Ставишь ли ты какие-нибудь цели в жизни?

- Наконец-то обрести какую-нибудь свободу от всего, что тебя окружает, не от жизни, конечно, так как в ней есть определенный смысл. Лично для себя я его вижу в спокойствии, мне не нравится суета.

СЕРГЕЙ БАКАЕВ: "СМЫСЛ ЖИЗНИ - ПРИЙТИ К БОГУ"
- Вспомни себя в детстве.

- Я вспоминаю себя в детстве... Оно облачное, зеленая трава и солнце... Меня это радует. Обычное детство, обычная любовь.

- Как ты учился в школе?

- Очень хорошо... до класса девятого-десятого, пока мы не стали заниматься панк-роком, таким веселым, и мне уже как бы было не интересно учиться.

- Как ты научился играть на гитаре?

- Ну, если честно, то у меня как бы дядя играл на гитаре. Я обратил внимание на это дело и тоже стал повторять, научился сам, короче говоря.

- В каком возрасте?

- Где-то примерно классе в третьем.

- Какие ощущения ты испытываешь на сцене?

- Меня радует все. В общем, удовлетворение. Особого волнения уже нет, потому что привык - долго же играем.

- А куда ты смотришь, когда находишься на сцене?

- Никуда, иногда смотрю на людей.

- Можешь ли ты сравнить ТАНДЕМ с какой-нибудь западной группой?

- Да, могу, но не знаю с какой. Ну, в принципе, все западные группы играют в направлении рок, очень похожем с ТАНДЕМом.

- Ты бы хотел, чтобы ТАНДЕМ был похож на кого-нибудь?

- Нет, зачем?! Как бы все сходства приходят после того как группа начинает играть. Специально же никто ничего не делает, по крайней мере - в ТАНДЕМе, по-моему. Если что-то кому-то нравится, то можно немного подстроиться, но в корне - нет. Намеренно не делается ничего!

- Назови свою любимую песню группы ТАНДЕМ.

- Песня с нового альбома, шуриковская баллада - "Храни Бог пластик".

- Мог бы ты ради денег отказаться от творчества?

- Нет.

- Дополняет ли сцена то, чего не хватает в жизни?

- Она даже не дополняет все, что, кроме сцены, дополняет музыкальную жизнь. Сцена - она не дополняет, музыка - это основное, сцена - это основное, а все, что помимо, - семья там и так далее - это вещь второстепенная, лично для меня.

- Хотел бы ты, чтобы ТАНДЕМ был популярной группой?

- Да, конечно!

- Насколько популярной?

- Насколько это возможно. Мы к этому стремимся.

- Ты бы согласился ради популярности играть попсовые песни?

- Нет. Попсовые - именно в том понятии, в котором у нас существуют в стране - нет. Мы такую музыку не делаем. А музыку, которая нравится большинству людей - да. Но в принципе как бы группа так и настроена. "Целуя воздух" - это та же попса.

Сейчас Олег записывает семплерный проект, в принципе, это его сольный проект, но все это называется группой ТАНДЕМ.

- Ты же практически в этом не участвуешь, как ты к этому относишься?

Ну, я вообще к семплерной музыке отношусь не очень хорошо. ТАНДЕМ - это группа не одного дня. Сегодня Олег записывает свой проект, завтра - другой, и так или иначе все это будет ТАНДЕМом.

- Ты бы хотел, чтобы ТАНДЕМ записывал такую музыку, как на альбоме "Вибратор"?

- Конечно, конечно! Этого каждый хочет, просто сейчас есть возможность писать семплерную музыку, потому что нет денег на чистую запись. В любом случае - это развитие: как бы запись, опыт - все помогает.

- Почему ты никогда не приходишь на программу ПАЦИФИК?

- А так всегда совпадало почему-то. Просто об этом мы узнаем за один день, а я человек занятой...

- Как тебе понравился ваш прощальный концерт в клубе BSB?

- Мне он понравился присутствием двух-трех новых песен, что мы давно не выступали... Были бы деньги на репетиции, а то сейчас никто вообще не занимается группой: не репетируем. А двух репетиций мало, чтобы звучало все хорошо.

- Ставишь ли ты перед собой какие-либо цели?

- Особо нет, то есть идет все как идет в плане музыки.

- Как ты думаешь, ваша группа ставит перед собой цели: снять клип, записать альбом?

- Я не думаю, оно так и есть. Единственная проблема - средства. Нужны деньги, чтобы это все осуществить.

- Нашел ли ты свой смысл в жизни?

- Я его особо не искал, но смысл жизни всех людей - это прийти к Богу, полюбить его искренне. Любить - вот смысл жизни...

В Дальневосточную музыку